Хроники гнома рецидивиста

Услыхав про деньги, я заехал к ним “по старым делишкам”. В разговоре упомянул ненавязчиво о “Новом научном проекте”.
Всекайтесь, говорю, вы тут сидите, а в Гатзетгане исследования скоро родят, прорыв геологический. Послезавтра свинец в трусильвер превращать будут!
Бизнес-План, блок-схемы, расшифровки, регистрации, прочую макулатуру предьявил… (студенты написали знакомые).
Тролли они же совсем как дети… Их нагрузить не сложно, главное уверенно себя вести. Купились.”Вай, дарагой, дадим тебе кредит под 20 процентов!”. Да хоть под тридцать. С воодушевлением взял я у них золото и соскочил в тот же вечер.

Скрываюсь.

Шифранулся я душевно: в лесопарковую зону под Аубердином. Место глухое, народу мало, гварды еще скромные. Провинция, одним словом.
Снял берлогу однокомнатную на полгода, баблом не звенел особо, шмотки недорогие в секонд-хенде прицепил: кожанку, сапоги Adibas.

По первому времени все шоколадно было: с эльфийками аккуратно жиганил, отдыхал, читал книжки. Эх, какой на астранаарских болотах папоротник водится. Не гидра Ун-Горо, конечно, но тоже понтовый. Первый раз перемкнуло до такой степени, что мы с другом Восьмиглазого (барыга местный) по патологиям прикладной некромантии всю ночь рубились. Чела этого, кстати, с тех пор ни разу не видел, наверное в институт поступать Cheap Jordan Sale поехал.
Какое-то время общался с местными медведами – братвой подьездной. Припивали на поляне. Они обычно потом в лес ломились – подростков ордовских на мобильники кидать. Иногда даже кого-то ловили.
Еще была там одна тревожная тусовка… толи мурлыки толи мурлохи.. У них у всех жабры! И глаза большущие, как у кузнечиков. Не тусил с ними: подозрительные… На пляже жили и под мостами, как цыгане.

Через пару месяцев затосковал я, конечно, по цивилизации. В лесу-то хорошо: воздух чистый, тишина, но скукотища. А в городе движняк.
Решил я рвануть в Аубердин, у меня там кент один длинноухий нарисовался. Планокур знатный, даже волосы в зеленый цвет покрасил. Как выяснилось, они там вообще почти все – неформалы.

Помог он мне дупло снять рядом с гиппопортом, с братвой своей познакомил… Все остроухие. Нормальная бандуля. Поили, кобыл подгоняли. Насчет рассыпухи даже говорить не буду… Не понимаю, как они там с деревьев не падают.

Тусовался я обычно в РыбПроме местном, занимался релокацией средств размножения (проще говоря х*и пинал(с)) за компьютером. В интернете сидел в игры играл. С директором конторы, – одним из кентов длинноухого – мы пивком частенько оттягивались.

Мне на деньги-то ваще пофигу было тогда… С тем что лежало в Банке – можно было целый год каждый день пить, бухать и исключительно классический Fizzy Faire. Поэтому я частенько угощал своих новоиспеченных знакомых алкоголем.

Был там кабак один, “Гарцующий Кроколиск” назывался. Хорошее место, спокойное. По вечерам пятниц в меню были фирменные свиные ребрышки, после которых стамина позволяла увлеченно отжигать с подругами с Астранаарской трассы.
Кабак был построен в классическом эльфийском стиле: посетители сидели за столиками прямо на продуваемых верандах, в три этажа надстроенных друг над другом. Впечатление такое, будто на дереве находишься. рисковые они парни: столько курить и при этом жить на деревьях.
Очень я любил захаживать в это местечко, падать в кресло у заборчика, попивать подогретое вино и с трогательным видом созерцать закаты. Один раз созерцал и рассвет. Преимущественно из-под стола.

Как сейчас помню картину… солнце клонится к горизонту, окрашивая пляж и пустынные пирсы в зловещий багровый цвет. Деревья шумят все тревожнее. Тени с каждой минутой все длиннее, как и счет за ужин. Небо обещало бескомпромиссную грозу с громом и молниями.
В кабаке по пятницами многолюдно, поэтому сортир в тот вечер был плотно по-расписанию. Я в таких случаях предпочитал прогуляться к пирсу. Вот и в это раз… Стою, отливаю… И вдруг замечаю, что с той стороны пирса – двое, в стелсах с финками.

Приехали.

Я как-то раз расчехлился по синей лавке. Гульнули ночью в одном борделе, а с утра оказалось, что мы тигра угнали у директора этого гаштета… Все бы ничего, но я где-то запонку соулбонденную посеял. Думаю по ней меня пробили…

В тот раз на пляже мне просто фартануло. Я предыдущей ночью оттягивался с эльфийкой, а она типа в стелсе пороцца любит, ролевые игры и все такое. Я-то к извращениям – с топором и осторожностью. На всякий случай бафнулся вечером в сортире, чтобы телку из виду не упускать (подруга-то незнакомая, а котлы у меня симпотичные). Передознулся децл, башка потом два дня болела, но стелсы и инвизы всяческие я за километр чувствовал. И этих вот различил…

Очень медленно я оттек за угол, чуствуя, что уже абсолютно трезв.
Гости – ко мне, я не сомневался. В этой глуши ничего опаснее сбора дани с швейных мастерских не происходило. Нанять рабочих и послать их сюда могли только за throwback jerseys мной. Особенно нервировал тот факт, что в теме учавствуют АнДеды…

Я много чего видел, но то, что творили в свое время Дедушки – это край. Взимали мы как-то долг с ЧП одного. Я и двое Дедов. Начало девяностых, Организованная Преступная Пати, это так тогда называлось.
Мы хозяина к батарее приковали в спальне, я на кухню пошел по ящикам голду поискать, вернулся минут через десять. Они его уже доедали.

Обмозговав происходящее в соседнем дворике, я не нашел весомых причин не дернуть из города в этот же вечер.

Линяю..

Мысленно попросив прощения у приятеля, оставшегося в кабаке, я обошел здание ресторана и нырнул в ближайшую подворотню.
Конечно, можно было бы уйти через “парадное”, как говорят в Фордже, но тогда пришлось бы прыгать в страуса, а я себя в нем неповоротливо чувствую. Вообще, не люблю весь этот транспорт: гарь, шерсть, укачивает и пить нельзя. Конечно, если эпические копыта под жопой, то другое дело. Но эпических не было…

Какое-то время я терялся во дворах, в итоге оказавшись на пустом пляже. В голове одна об другую бились мысли… Попадос! Пи*дец! Замазуха… Че делать?!
Морфлот и гражданская авиация отпадали сразу… Кабак я покинул неожиданно даже для самого себя, поэтому можно не сомневаться – Деды знают что я знаю и уже шевелятся.
Первой мыслью была идея свалить в Астранаар. Если прямо сейчас двину, то к утру уже буду в городе… Но что там? Там та же пердь, народу мало, дорога вообще одна. Засвечусь где-нибудь. По любому светанусь. Да и не факт, что трасса пустая сейчас. Нет, Астранаар не подходит…

Местным звонить бесполезно: длинноухие именно сегодня свинтили на опен-эйр: ежегодная Матустра Пати. Эх, надо было с ними ехать, щас бы дергал рычагами где-нибудь под музыку… Хотя может оно и к лучшему.

С каждой минутой звезды светили все ярче и ярче, а этот тихий провинциальный городок нравился мне все меньше и меньше.
Я нервно крутил камешек в руке, пытаясь сложить кусочки своей головоломки в новую картину, но они прыгали и разбегались, раз за разом превращаясь то в колотые, то в нанесенные тяжелым тупым предметом. Я уже начинал оценивать шансы просочиться к гиппогрифам, как вдруг меня осенило. Портал!

Портал – штука опасная: любой более-менее вменяемый маг строит переход откуда хочет и куда хочет, а это значит – происходит неконтролируемое перемещение, уклонение от таможенных сборов, возможно контрабанда, или вообще терроризм какой-нибудь нехороший. За самое безобидное – от двух до семи. А еще есть риск выпасть в конечной точке в десяти метрах над землей. Или в стене, например. Конечно, с такой лажей я никогда не сталкивался, но на свадьбе я как-то раз появился прям на коленях у невесты… Хорошо что невеста была тауреном.

Незадекларированное заклинание стоит прилично. Но у меня-то с прайсом все было нормально. Запихивая пересчитанный нал в карман, я слегка повеселел.

В голове всегда проясняется, если есть план. Несмотря на риск и очевидные финансовые минусы варианта, было решено: портал в Дарнассус, там первым делом в банк, а дальше разберемся… Сейчас главное – унести отсюда рычаги.

Длинноухие подогнали целый список полезных адресов от саун до платной библиотеки, поэтому адрес местного мага у меня был. Встретились с ним на окраине за мостом. Потрепанный тролль, уровня так двадцать пятого. Обсажен в слюни. Про лицензию я даже не спрашивал – по помятому виду фокусника было понятно: лицензия у него несоменно есть.
Кроме того, дело было в том, что кое чего не было у меня: у меня не было выбора.

Прощаясь со всем на свете, я выдал заклинателю почти весь свой нал и вскоре, задержав дыхание, сделал шаг в светящееся марево…

История Дарнассуса

Учителкой по истории в школе была старая гномиха. Злая, как гнолл, но видела фигово, не дальше третьего ряда. Поэтому по четвегам и вторникам на ее уроках на задних партах проходили сезонные туры по спортивному покеру. Аристократичный замут: не синь по подьездам жрешь, а навык картонных прокачиваешь, и еще плюсы в журнал ставят.

Но я хоть и не парился над оценками, с детства отличался любопытством, поэтому умудрялся краем уха записывать бормотание Ульяны Бигхаммеровны насчет событий исторических, погромов всяких, восстаний, и вообще кто когда кому и как куда кого.
Четверки по истории я выводил без лаве, и про Дарнассус немного знал…

После войны с Пылающим Легионом эльфы стали смертными (попустились, но с кем не бывает?) и в жесткой национальной депрессии решили что-то менять. Короче сменить образ жизни.ничего удивительного, я когда с хмурого соскакивал – сам в Голдшире год жил.
Собрались эльфийцы с эльфиянками и двинулись всей диаспорой на северное побережье Калимдора. Не помню почему именно туда, наверное хотели к пляжам поближе, а может больше некуда было. Вообщем, в итоге осели ониименно там.

После войны-то неспокойно было в Азероте, а тут еще каким-то краем Малфуриона с поста сняли (он тогда внутренним у эльфов был). И панеслась…
Беспредел, рэкет, ЧП, земляничные пинжаки, «Бригада»… Первый, хмурый, круглые, шустрые, марки, бутират, трам, гидрохлорид, пластик, гидра, – Разрешено все, что не запрещено. Сажать и выращивать было в порядке вещей…

Пользуясь такими раскладами, несколько эльфийских друидов (я так понял – что-то типа народных депутатов от сельского хозяйства) сговорились сорвать куш. Нашли инвестиции, заказали в НИИ семена особые, голландские, по специальной технологии синтезированные.
Подождать пришлось, но в итоге многое стало неважным, потому что выдача от бизнеса этого получилась, Warcraft: можно сказать, исторических масштабов…

Куст вырос здоровенный. Явление настолько заинтересовал нацию, что рубить и сушить его запретили. Чтобы не обламываться, народ стал селиться поближе к кусту, а позднее – и прямо на нем.

«Растению дали имя – Телдрассил, от имен посадивших его ученых: И. Тельмана и В. Драссилевского; и вскоре среди сумеречных ветвей колоссального дерева пустил корни невиданный город – Дарнассус.» (Общая история Азерота для школьников и абитуриентов, стр. 78).

Несколько лет такой житухи на ветвях, и у эльфов стали рождаться дети-мулаты зеленых оттенков, какими мы и привыкли их видеть сегодня. Также, в следствие мутаций появился нездоровый блеск в глазах и предрасположенность к худобе. Тогда и появилось само название «Темные Эльфы». Друиды же основали на этой почве секту и теперь рулят всеми Темными Эльфами.

Это все, что я знал с уроков. Теперь мне предстояло увидеть Дарнассус вживую…

Дарнассус.

Если честно, я тогда в первый раз через портал ходил. Это потом уже я узнал, что входить надо аккуратно, помня о первом правиле: «Одна нога здесь, другая – там».
Но в тот раз торчок этот, типа маг, мне конечно же не сказал, что впрыгивать в портал не надо…

Выпав из синего овала, я первым делом увидел изящный памятник тетке, которая держит в руках тарелку, а вторым – каменные ступеньки, которые со всего размаху ударили меня по лицу.
Ночь, народу не многа и хонор у меня упал конечно не так как мог бы. Но нос я, – в добавок ко всему пережитому – себе подправил.

Я находился у фонтана в центре небольшой оранжереи под каменным куполом. Откуда-то сверху сочился странный сиреневый свет, и играла приятная полифония.
Я инстинктивно ожидал каких-нибудь объявлений типа «Приземлился самолет, следующий рейсом пятьдесят два из Огриммара», но вместо этого слышал только шелест листвы и пение сверчков.
Ощущение было такое, как-будто находишься на лесной поляне, такое вокруг разливалось спокойствие и лаундж…

Пройдя сквозь арку в куполе, я слегка опешил. Оказалось, что город стоит в болоте. В огромном озере, раскинувшемся вокруг, росли деревья такой толщины, что магазинчики, офисы, склады, рестораны, квартиры, – помещались в дуплах, стволах и между корней.
Огромные поляны, где росли эти деревья, соединялись изящными мраморными мостиками, кроме этого из камня были также построены тургеневские беседки и огромные храмы типа того, из которого я вышел. В туманной сиреневой дымке вдалеке виднелись стены деревянных зданий и островерхие скаты крыш… Все это я увидел, выйдя на улицу.

Осматриваясь, я миновал мост. Обойдя вокруг огромный ствол дерева раскинувшегося на этой поляне, я к своей радости обнаружил с другой стороны отделение банка.

Банком это конечно назвать можно с некоторой натяжкой… Вот я видел банк у Дварфов: решетки, сейфы, камеры, банкоматы, металлоискатели у входа… А в Дарнассусе банк – это дупло с горой денег и тремя застенчивыми клерками.

Варианта напрашивалось два: либо они непуганые, либо сами кого угодно напугать могут. Я вполне допускаю актуальность второго варианта: ребята с улыбками, но резкие.

Денег удалось снять без проблем (к моему удивлению). Большое бабло – большие проблемы, поэтому я особенно не шиковал, баланс проверить не пытался, снял тридцать голд и отвалил. Перекантоваться хватит.

Отойдя от прилавка к воде, я курнул и задумался. Деньги есть. Надо до утра осесть где-нибудь .Суетиться бесполезно, и вообще утро вечера мудренее.
Но в ночной клуб меня не пустят… Рубаха в крови, штаны помятые и кроссы дешевые 2 к ловкости… Пролетариат, мля.
Может квадрат снять? Тада надо на вокзал сиповать, к старушкам… А вокзала здесь нет, дерево ж… Мля! Значит гостиница.
М-да. Ночь, я ищу гостишку в незнакомом городе, с кучей бабла на кармане. Весело…

Проблуждав какое-то время среди мостиков и воды, я пару раз наткнулся на банк, причем оба раза проходя в разные стороны… В итоге решил, что поискать отель стоит среди деревянных построек: в тумане с одной стороны торчали зеленые скаты крыш, с другой, чуть дальше – такие же, но синие. Решил двигать к зеленым…

Craftsmen’s Terrace

Через какое-то время, я уверенной походкой входил в «Craftsmen’s Terrace», как было написано на тронутом ржавчиной дорожном знаке. Типа рабочий квартал. «Химмаш», – с улыбкой думал я, все дальше входя в тень густой листвы, незаметно скрывшей небо и стены домов вокруг.

Я шел по пустынным тропинкам, где опавшая листва скрывает звук следов. Мимо проплывали темные окна домов, где-то высоко светили редкие фонари, а дорогу то и дело перебегали мусорные белки…
Что-то знакомое и неприятно кольнуло внутри. Я вдруг почувствовал тишину. Не мирную убаюкивающую тишь, песком насыпанную в глаза. Не жуткое могильное безмолвие, сковывающее движения. Но я был окутан липкой и опасной тишиной.

Жгуче хотелось уточнить правильной ли дорогой я иду, но мне уже давно не попадались на глаза прохожие. Я не хотел себе признаваться в этом, но я занервничал.
Щас кто-нибудь покажется. Время-то позднее, все понятно, но должен же здесь кто-нибудь домой опаздывать? Или за догонкой среди ночи выскочить? Хотя какая тут догонка, они ж на дереве… Или все таки бухают? Или нет?

Ответ на все свои вопросы я получил неожиданно скоро…

– Э! Стоять!…

Попадос.

Избили, били долго, били, чего-то говорили,
Кричали, ругались, недовольны были..

…Там аллейка узенькая такая вдоль улицы и парралельно ейстена дома. На аллейке двое тусовались: обычные эльфы, из неблагополучных семей наверное. Борзые подростки. Один из них и орал.
Я отвечать постеснялся, конечно. Решил: пройду стороной, вставать запарятся. А если рискнут – железку достану, рас на два – нормальный расклад. С такими мысльями умными шел…

Попался как школьник. Их оказалось шестеро… Пока я на аллейку отвлекался, трое из-за угла впереди нарисовались и один – на дорожке сзади. Такой классики я не ожидал, конечно.

Много в тот момент вспомнил выражений. Такая нелепость… Именно там… Именно тогда… Долбо*б!

– Але, деньги есть, нет? – бесхитростно завели со мной разговор.

Говорил тролль в кожанке, походу лидер. Его приятели отличались от него в основном размерами. Вроде все разные, но по-сути одинаковые: уличное шпанье. Без понятий, без мозгов, без жалости.
Кого первым валить понятно, но нож я сразу доставать не стал, в такой ситуации сильно рисковал получить его себе же в бок…

– Смари, Кегля, вон у него на шее чета висит! – подошел один из тех, кто на аллее стоял.

Обошли меня грамотно. Я еще продолжал двигаться вперед, но уже был фактически спиной к стене, а лицом к толпе.

– Ну че, товарищ? – поравнявшись со мной, здоровяк особо не стеснялся – тормознул меня широким движением руки и торса.

– Тамбовский орк тебе товарищ, – я попытался уйти правее, но тролль оказался на удивление проворным (наверное старше уровнем) и я резко вернулся обратно вместе с его рукой, схватившей меня за ворот.

Прилег не сразу, конечно. Секунды четыре точно простоял, даже успел засунуть пару раз державшему меня бройлеру. Отпечатались в памяти недовольная морда слева и три кулака на ее фоне. Дальше землю увидел… аптеку, улицу, фонарь…
Понимая, что встать не дадут, свернулся на тропинке, прикрыв затылок руками. Помню орали: «По голове бей!». Затем был БАМ, еще раз БАМ и спасительная темнота.

Больничка.

Глаза я открыл уже в телеге скорой помощи: башкой бился в деревянный борт. Медбрат спросил как себя чувствую, я в ответ проблевался.
Пока ехали, языком оценил, что левые нижние зубы ушли курить правее, потом понял, что и рот до конца не закрывается. Сотряс оказался сильный. Сделали рентген тоже не возбудился – перелом челюсти.

В тот вечер ледокоином прям в рот ставился, авторитено, мля. Полтора часа лепила меня шинировал. Да еще и зуб удалил, оказывается теперь с линии перелома всегда удаляют.
Потом отвели меня в палату, где я и отъехал. Когда глаза открыл – жить не захотелось: голова болела, зубы от железных шин ныли. А вскоре пришли воспоминания о ночной экскурсии по улицам города…

Пережил конечно… Но долго отвисал в 36 больнице г. Дарнассус. К шинам привык, хотя десны периодами чесались адски. Ел через трубочку: кашки, бульончики, детские питания. Хуже некуда.
около трех недель там вписывался, говорил слабость, тошнота, головокружение, расстройство стула нах.
На самом-то деле башня давно была в порядке, но я специально жаловался, чтоб не выперли. Документы, бабло, – я все оставил вдоль той аллеи, идти мне пока некуда, решил отлежаться. Да и искать меня в больнице никто не стал бы.

Но вскоре со стационара по-любому пришлось отписываться. Бабла у меня никакого не было, погреться со счета без камня я тоже не мог…

Шадоуглен

За Cheap Oakleys месяц жизни в «брекетах”, я дико истосковался по здоровой мужской еде, стрессы в супермаркетах ловил, по ночам мне снилось как я хищно прожовываю здоровенную dry свиную сосиску минимум на 243 хелсы…
Через месяц я вообще с трудом понимал как можно в трезвом уме и здравой челюсти пройти мимо торговки пирогами и ничего у нее не купить. И хотя у меня в банке лежала куча денег, а у нее – нет, я завидовал и ей и всем окружающим. Сильно завидовал, до слез почти.
Срыв нервный даже один раз был. А к трубочкам я с тех пор питаю патологическую, классовую ненависть.

Самый первый мой ужин был долгожданным, но, как я предчувстсовал, не стал пиром: челюсть атрофировалась, рот открывался ровно настолько, чтобы можно было съесть небольшими ложками суп.
Лишь через какое-то время я уже мог, не морщась от боли, жевать хлеб или Вульф Мит со специями (на упаковке написано что спирита 2 , у меня он в тот обед на двадцать подскочил, не меньше).

С жильем и жратвой вообще подвезло крупно: я в больничке в одной палате с друидом тусовался, он тоже под раздачу попал где-то в городе, по этой теме языками с ним зацепились. А когда он узнал, что я тоже за ЦСГА (Центровая Спортивная Гильдия Азерота) болею, вообще ко мне потеплел и пообещал помочь со впиской на время.

Помог реально: комнату мне сдал в долг, и с заработком временным помог. Вывел он меня на чела одного в предместьях Шадоуглена, зовут Илталяйн, финн походу.

Скользкий, тип… нагрузил: “Группа биологов проводит исследования и длительное изучение видового состава пресноводной биоты, которое показало, что местная популяция кабанов и болотных котов не позволяет сформироваться нормальному направлению структурно-функциональных надстроек местной фауны…” В таком духе телегу задвинул.
Я где-то со второго предложения перестал вникать. Во-первых слишком много слов непонятных было, а во-вторых, таким голосом тока лоха законченного можно было в чем-то убедить.

Сводилось все к тому, что мне предложили бабло за шкуры свиней и кошек из местного лесмассива. Банальное заказное браконьерство. В Телдрассиле, где Грин Пис – это даже не линия партии, а национальная религия, экология, книга красная и прочая Элуна, – за браконьерство можно было встрять.

Но я не подавал виду, что умный. Без камня я не мог получить ни медяка в банке, а получить новый я мог, только добравшись до дома или кого-нибудь из старых знакомых. А я торчал в городе-конопле и мне кровь из носа были необходимы деньги на корабль до цивилизованных стран, поэтому выбирать работу не приходилось…

Никогда до этого не убивал свинью ножом. Оказалось не сложно, главное – на спину ей сесть поудобней. Но визг пипец, страшный стоит. И одежду отстирывать приходилось постоянно. Чудом под патруль не попадал в таком виде…
Намучался я с этими свиньями, они ко всему прочему хоть и лазают стаями, но разбегались постоянно от визга собратьев своих. А рысей искал еще дольше, они по одной живут и видно их плохо из-за окраски. Ко всему прочему, шкуры Cheap nba Jerseys снимать для меня было в новинку и я постоянно наделывал в них дыр.

Деньги я во-первых на этом блудняке срубил, а во-вторых кабаньи зубы и бивни я налево толкал в пополаме с братаном моим больничным. К тому же в кошках я еще сапоги нашел, два плаща и браслеты разок. Впечатление такое, что они тут охотников малолетних целиком едят, не разжевывая…
Если вычесть расходы, то можно было в принципе даже сносно жить-выживать, но я покупал лишь только жратву и платил друиду за вписку, все остальные деньги копил на билет.

Потихоньку восстанавливаясь, я днями носился по лесу за зверьем, а в свободное время осторожно ошивался в городе: вечер за вечером вычисляя друзей в Крафтмеских дворах.
С деньгами все вырисовывалось, вскоре их должно было хватить на билет до Минетильской Гавани…. Но я не мог двинуть отсюда, не замутив ответного визита к местному гопью. И удача улыбнулась мне…

Месть.

Тем вечером, я, одев шляпу, в который раз Cheap Jordan Shoes прогуливался в окрестностях злопамятной аллейки, в надежде цепануть кого-нибудь из старых знакомых. Время шло, но ни одной знакомой рожи я пока так и не увидел.
Уже собираясь отваливать домой и зашел в магазин прицепить сиги.

Увидев у прилавка широкую спину в кожаном жакете, я подумал, что в очередной раз ошибся, но когда обладатель спины что-то произнес продавчихе, адреналин у меня ощутимо подскочил.
По первому времени после балезни меня от резких движений вообще штормило, а тут я на пороге магазина еще и в стелс ушел… Поэтому передвигался за троллем намного медленней че обычно.
Пару раз терял из виду, но умудрялся найти его снова. Повезло, что он сам передвигался с трудом. Видно вечер у них продолжался уже давно.

Вскоре нарисовалась копания во дворе дома в соседнем квартале. Жирный с корешами долго протирал тузом лавку на детской площадке. Обычный синий вечер, которые обычно длятся часами.
Я ждал терпеливо, чесался, под занавес очень хотел отлить, но не двигался с места… и в итоге мои старания были вознаграждены.
Около часа ночи тролль соскочил с банкета и двинул домой. Как красивую девушку было решено проводить его прямо до подьезда, где темнота и ночь должны сыграть свою роль, теперь уже в мою пользу….

Он пытался попасть толстыми пальцами в кнопки кода, когда я примерил струну ему на шею. Пошла ему. Тролль начал сдавленно и неприветливо хрипеть и махать руками. пытаясь сбросить меня со спины привели к тому, что я болтался как вобла на удочке, но струна все сильнее впивалась ему в горло. Мне показалось минут пять он бешено крутился со мной, висящим на удавке у него за спиной…

Я уже начинал нервничать, что разожмутся руки, но тут его наконец повело, он стал заваливаться набок, теряя сознание. Не дожидаясь, пока он затихнет я обыскал его, нашел немного денег, но камня своего не обнаружил. Было обидно, в душе я еще на что-то надеялся. Зато улыбнула заточка толстяка: синяя, на 18 интеллекта…Уходил спокойно, дворами до библиотеки, а оттуда частника на тигре поймал.

Морской Вокзал.

Через пару дней мы нагрузили мой рюкзак десятком свиных ребер, парой яблок, немного шмотья мне нового прикупили и я стал прощаться со своим временным другом.
Карман грела приличная сумма денег: на билет до восточных королевств должно было хватить. Друиду я тоже прислал немного серебра за помощь.

Прогулявшись напоследок в центре города, я двинулся на морской вокзал и за полчаса до отплытия уже сидел на втором этаже в кафешке.
С наслаждением ломая ложкой кусок шоколадного пирога, я предвкушал как загружусь на шконку и вскоре буду в Минетиле, оттуда двинусь в Стомвинд, где получу через пару недель свой камень. В этих сказочных мечтах, я доел пироженку и поперся на дальняк.

Выйдя из сортира и увидев улыбку андеда, смотревшего на меня из противоположного конца зала, я каким-то уголком подсознания порадовался, что успел контролируемо отлить.
Чувства, охватившие меня тогда можно разложить в спектр от паники до ярости. Пять минут. Мне не хватило жалких пяти минут.

Старательно делая вид, что ничего не заметил, я стал смещаться в противоположную сторону. Но краем глаза я уже видел, что дед уходит в стелс… Смешно, но в тот момент я почему-то думал о том что так и не побывал в Ун-Горо.

На автомате непонятно зачем считая секунды, я продолжал двигаться. Осознавая бессмысленность каких-то действий, я продолжал двигаться. Одна за другой отпадали отчаянные мысли о вариантах самообороны. учитывая опыт костяных наемников, охрана вокзала меня бы не спасла.

Вдруг мозг пронзила идея. Я почувствовал, что у меня есть маленький шанс, который продается в Аптеке. Спринтер Борзаковский плакал бы в бессильи, узнав какой старт я тогда выдал в сторону вывески с крестом.

Аптека.

Это я сейчас понимаю, что даже самый большой в Азероте хелфстоун продлил бы мою жизнь от силы секунд на десять.

Но в тот момент я не видел других выходов, и решил, прикинувшись жмуриком, использовать в последний момент артефакт.

– Хефсоун…!!!
– Шта?…
– Хелф-сто-ун!!! – просипел я, пихая пачку бабла в крохотное окошко кассы.
– Секундащку… Щто же вы так крищите… В какой дозировке? – старая гномиха педантично всматривалась в меня поверх очков.
– В любой!!! Побыстрее, пожалуйста!!! – я дико пытался удержать в поле зрения кассу и одновременно дверь.
– Секундащку…

Мелькнула мысль о том, Cheap Jerseys From China чтобы подпереть дверь чем-нибудь или хотя бы цепочку застегнуть на входе. Но не успела старуха нырнуть в подсобку, как колокольчик над входом приветливо звякнул…

Через секунду в сгущающемся воздухе у входа нарисовалась худощавая фигура. Андед, проследив за моим взглядом, оскалился, и, застегнув цепочку на двери, повернулся к входу спиной. Несколько мгновений – в течение которых я наблюдал его плотоядную улыбку, – показались мне вечностью. Андед предвкушал ужин. Я предвкушал встречу с Богами.

Костлявый наемник kills занес ногу, чтобы шагнуть ко мне…

…порвав цепочку как бусы, входная дверь с треском распахнулась. Сквозь помещение по направлению к кассе ураганом пронеслась огромная бренчащая масса. Только что стоявший у входа дед аккуратной кучкой заскучал между дверью и стеной.

Мой спинной мозг дал команду отскочить на пару шагов назад. Затем я поднял голову: в горе кожи и металла узнавался огромный таурен.

– Ау, госпожа!!! – пробасила огромная голова, хвост при этом мотался подобно кнуту во все стороны. Их обладатель нетерпеливо переминался с ноги на ногу, похоже, не замечая, что в магазинчике кроме него кто-то есть.

– Есть тут кто-нибудь?! Мне нужно слабительное!!! – в его голосе послышались угрожающие нотки.

Мне стало дико интересно зачем громиле слабительное, но, обратив внимание на подергивающуюся у входа кучу костей, я решил не терять времени.

Подобрав нож, выпавший из рук костлявого убийцы и поклявшись при случае выкатить жирную поляну моему рогатому спасителю, я выскочил из дверей и дал спринта в направлении причалов.

Причалы.

Я стоял за углом склада и осторожно выглядывал из-за угла. Причалы бурлили: орки и тролли, гномы и люди, телеги с багажом и клетки с петами, матросы на отплывающих и прибывающих лодках, крики голодных чаек – все это создавало ужасную какофонию. А спавшие по углам бродяги и перманентный запах гниющих водорослей делали это место совсем уж невыносимым.

Трехмачтовая шхуна уже стояла у пристани, но я не спешил к ней. Учитывая активность андедо-образных в данном регионе, полезть на корабль по главному трапу показалось мне самоубийственно-нелепой затеей. Нужен был другой вариант.

Мое внимание привлекли несколько клеток со свиньями, которые готовились к погрузке на тот же корабль. Клетки стояли чуть в стороне, их грузили на багажную телегу. Прокравшись вдоль построек, я незаметно для рабочих залез в телегу, где, протиснувшись между двумя клетками, залег на дно.

Я лежал между двумя ужасно вонявшими хряками, но это было намного лучше, чем находиться между жизнью и смертью…

Примерно через час телегу поставили в трюм среди тюков, ящиков, бочек и каких-то бревен. Вскоре после этого я услышал крики матросни, и корабль, качнувшись, отошел от причала.

Корабль.

– … У меня глаза открылись летом девяносто третьего. Я тогда окончательно понял, что происходит в Западных Плагах. Понял – ну, по крайней мере, доказал себе. Многие не знают… К тому времени кровь там лилась уже добрых два года. В 91-м Аутленд поддержал андедов и зомби, пожелавших обрести независимость от Андорала, а крайними остались те, кто проживал на территории сегодняшних Восточных Плаглендов…

– Ну, а тебе-то какое до этого дело? – коротышка-гоблин, который, как я понял, являлся коком, раздраженно всплеснул руками.

Гарк, не обращая внимания, продолжал.

– …Тысячи дварфов оказались в положении даже не второго сорта – а просто скота. Зомбари на религиозной почве поехали совсем… они ж еще при Хиллере рудокопов ненавидели. Бородатые – народ горячий вот и взялись за лопаты. Но Аутленд выступил против них. А Стормвинд позорно загасился и молчал… Это предательство! Где совесть Альянса была? Предательство не только Андорала, но и своих национальных интересов. Если, конечно, дварфы в входят в сферу национальных интересов Альянса…

Гарк помолчал, стрельнув глазами в сторону хлопнувшего на ветру фока. Затем cheap Oakleys sunglasses его взгляд снова вернулся ко мне.

– …Я, конечно, не мог ничего изменить в мировом масштабе, но хотел остаться самим собой. С чистой совестью. Я не хотел быть непричастным к предательству и мой путь лег в Плаги…

…Там такой дом трехэтажный в Дарроушире… Врезан прямо в склон горы, – Дебелло-Брдо называется, – так что окна на юг имеют только верхний этаж. Окна двух других этажей выходят только в небольшой садик. То, что дом повернут практически “спиной” к горе, я потом понял – сыграло свою роль в выборе его как штаба – другой склон Дебелло-Брдо контролировался андедами. Помню, встал в дверях, кричу: “Есть тут кто?” Навстречу выходит вот эта корова! По торсу и в камуфляжных штанах. На груди – крест здоровенный на черном шнурке…

Напротив возвышался тот самый таурен, который спас меня в аптеке. Произнеся тост за братство, он осушил кружку и с грохотом поставил ее на палубу себе под ноги.

– …Не ожидал я, конечно, что первый доброволец, которого я встречу окажется Тауреном, – Гарк продолжал: спустились по цементным ступенькам в полуподвальный этаж дома. В комнате, как сейчас помню, стояло два дивана и круглый стол. На стене висели два РАКа (ручных арбалета Калашникова прим. ред) с деревянными прикладами, а один – с сошками. На комоде лежала какая-то деталь от гранатомета. Интерьер очень оживляла гроздь гномских гранат, свисающая с люстры…

… Чуть позже в дом заваливает шумная компания в зеленой униформе. Никаких “элитников” не видно – так, обычные парни, среднего уровня и телосложения, три чела в синих джинсовых куртках. Они обсуждали вопрос постановки гоблинских противопехотных мин, точнее – борьбы с ними. Сразу же наслушался терминов – “кукуруза”, “паштет”. В этом слэнге мне знакома была только “растяжка”. Вторая тема – друид Миг попал сегодня под обстрел снайпера. Удачно, стрелы прошли мимо, пару раз выбивая искры и крошево из асфальта совсем близко от него.

Миг – длинноволосый ночник с криминальным блеском в глазах, – стоял у борта и пристально изучал горизонт. Ко времени прибытия в Плаги Гарка он был там дольше всех – с девяносто второго.

Я в который раз окинул взглядов своих неожиданных попутчиков и вздохнул.

Прибыв на границу перемещения, мы обнаружили, что по непонятным причинам морские порталы не работали. Встал выбор: ждать открытия порталов, совершить обратный путь в порт или непринужденно преодолеть Великое Море по воде. Третий вариант отпадал из-за отсутствия у капитана известной степени суицидальных наклонностей, а также расписания морских перевозок. Возвращаться обратно решили, выждав для начала несколько дней. Мы надеялись, что порталы откроются. Капитан приказал опустить все паруса, кроме поворотного и заслал на землю почтового голубя с депешей.

Гарк вздохнув, замолчал. Мы жарились в полуденном мареве. Тишину продолжил нарушать лишь негромкий плекс воды и треск поворотной реи. Миг всматривался в горизонт.

Пираты.

Шел третий день нашего кружения в районе портала. Я выигрывал у кока третью бутылку рома в покер, когда из внезапно распахнувшихся ворот перехода показалось три корабля. Их курс лежал на запад, но, завидев наш корабль, они повернули левее и стали поспешно приближаться на веслах.
То были совсем не такие судна, на каких я плавал до сих пор: длинные, легкие на ходу, с большим треугольным парусом на единственной мачте. На них было полно воинов с черными бородами и с платками и подвесками на шлемах; нагие с блестящей иссиня-черной кожей гребцы сидели на веслах, по двое на каждом. Тролли. Корабли правили прямо к нам, под пронзительные крики и резкий грохот маленьких барабанов.

Как только стало понятно, что бегством спасаться от быстроходных баркалонов бесполезно, капитан приказал обойти и повернуться бортом с внешней стороны к вырвавшемуся вперед кораблю, чтобы не оказаться в окружении сразу. Но убирать паруса капитан не велел: если задует ветер, то они придутся кстати.
Гоблиныматросы поспешили достать короткие острые ятаганы и щиты, которыми можно было прикрыться от стрел и копий. Гарк и Василий поспешили в трюм, а вернувшись, встали у борта вместе с остальными. Гарк был теперь хорошо вооружен; в тюках он раздобыл кольчугу, щит и отменный шлем, а в руках у него была большущая секира. Василий потрясая огромным мечом, прикладывался к бутылке.
Один из низкорослых гоблинов, стоящих рядом, спросил, не Чернопяточники ли то приближаются; но мне показалось, что это скорее халифат, поскольку я не заметил черных пяток ни на щитах, ни на знаменах.

Василий отбросил бутылку в сторону: Славно вступать в битву, утолив жажду! Похоже, придется жарко!!

– Если выживем – с меня простава!!! – ответил ему Гарк, подтягивая ремни своего круглого щита.

Подойдя поближе, тролли пустили тучу стрел; при этом они искусно гребли, окружая корабль, видимо, намереваясь напасть со всех сторон, откуда возможно. Первый корабль приостановился, и дождавшись второго, они пристали к нашему внешнему борту, один впереди другого; соединились между собой цепями с железными крючьями, а затем тролли с ревом и улюлюканьем ринулись с дальнего корабля на ближний и оттуда на абордаж.

Они нападали с большим перевесом, полные сил, и хорошо управлялись с оружием. Гоблины дрались с не меньшей яростью, им была не по душе мысль о рабстве на тролльичьих галерах, и они скорей предпочли бы умереть.

В первый момент через планшир ринулось столько нападающих, что наше судно накренилось и едва не затонуло сразу. Гоблины умело оборонялись, выстроив стену из щитов на пути нападающих и копьями отбрасывая волны троллей назад. Десятки троллей были убиты в первые же секунды и попадали кто в воду, кто обратно на свой корабль, но их все еще оставалось достаточно, они наступали и наступали следом с обоих бортов сразу. Гарк бился отважно, и тем, кто с ним встречался, сказать уже было нечего; но вскоре он увидел, что перевес противника слишком велик. Тогда он отбросил щит, с ловкостью перескочил через планшир, размахнулся секирой обеими руками и перерубил две цепи, удерживающие корабли рядом; но один из упавших врагов схватил его за ногу, и в тот же миг удар копья пришелся Гарку в спину. Он рухнул ничком на вражескую палубу, где клыкастые накинулись на него и связали.

Обороняясь из последних сил, вскоре пали многие из гоблинов вместе с капитаном. Под конец почти все моряки были истреблены, кроме нескольких, столпившихся в носовой части корабля; я, таурен Василий и ночной эльф Миг были среди них. Василий был ранен стрелой в левое бедро, но на ногах держался; у Мига же лоб был рассечен мечом, он плохо видел, оттого что кровь заливала глаза, но все же изо всех сил старался зашептать наши раны.

Мы очень устали. Меч Василия сломался от удара о навершье вражеского щита; отскочив, он наклонился и обнаружил бочонок с пивом, который то-то из матросов хранил на носу корабля. Отбросив обломок меча, он схватил бочонок и поднял его над головой.
– Грабь, бухай, отдыхай!!!, — прорычал Василий и швырнул бочонок в ближайших троллей, так что двоих расплющило, а еще многих опрокинуло за борт.

Затем он обернулся и, крикнув мне и остальным, что больше тут делать нечего, прыгнул вниз головой в воду, чтобы попытаться добраться вплавь до искрящейся границы открытого портала. Я и остальные, все, кто смог вырваться от врагов прыгнули следом за ним.
В нас летели стрелы и копья, и несколько угодило в цель. Василий нырнул и поплыл. Я держался за ним. Честно говоря, я первый раз видел, как плавает корова. Копыта не ласты, но плыл он довольно сносно. Помню, сам он потом говаривал, что мало найдется вещей тяжелее, чем плыть в кольчуге.

До границы портала было достаточно далеко и вскоре мы выбились из сил, и уже было пошли ко дну; но вдруг нас накрыла тень одного из вражеских судов, и нам ничего не оставалось, кроме как дать вытащить себя из воды…

У пиратов.

Нам повезло, нас не прирезали. В драке у портала мы перебили достаточное количество троллей, поэтому Миг и Василий сразу оказались на веслах. Кроме гребцов от острого приступа диареи погиб еще и старый повар. Узнав, что у меня неплохо прокачан кукинг, меня определили на кубрик – варить и жарить.
Гарк же тусовался где-то на другом корабле и сначла вестей никаких мы от него не слышали, а позже узнали, что за месяц галерного рабства он по очереди избил почти всех, кто находился на корабле. В итоге его продали на рынке гладиаторов.

Какое-то время три наших корабля бороздили волны, храбро грабя мелкие торговые шхуны, пассажирские корабли и прочий детсад, иногда отрабатывали уловы у рыбаков. В основной своей массе тролли, Wholesale Jerseys к которым мы попались, как и остальные их сородичи, не отличались большими умом, но зато были полны гонора и считали себя хозяевами моря. Особым (повышенным) гонором отличался капитан Уйгуль-Нах.

Сбежать возможности не представлялось. Перед каждой заварушкой нас на всякий случай приковывали к скамьям. Да и к берегу мы приставали крайне редко, почти постоянно находясь в открытом море. Пару раз мы подходили к небольшому острову, награбленный товар сносили на берег и оставляли в хижинах на опушке джунглей. Кроме хижин, там находилось две посадочные площадки для двух гномских вертолетов.

Как выяснилось позже, почти все пираты официально числились в Клубе Рыбаков и по мазе вели абсолютно легальную деятельность. Иногда нас оставляли на берегу на несколько дней, пока Уйгуль-Нах мотался на большую землю продлевать липовые разрешения на добычу жемчуга и улаживать вопросы с ежемесячной бухгалтерской отчетностью.

Залипали мы как-то раз вечером на баке…

– Тавай ешо!
– Куда еще? Что у тебя выигрывать-то?
– Ешо тавай! Вот! Сэрга, сматри! Рубын! Настоящий, мамой клянус! Плус пят к привлэкателности, Wholesale NFL Jerseys да!! Давай мой серга – твой мой кафтан сапог!!! – тролль снял с уха большую серьгу.
– Сапоги и кафтан против серьги? Да ты гонишь!!
– Тавай!!
– Ладно, черт с тобой…

Я в очередной раз перевернул железные рюмки и начал тасовать, аккуратно сбросив шарик в ладонь. Я не говорил, что Fake Oakleys носатые – они как дети…?

– Что тут пираисходыт?! – голос Уйгуль-Наха раздался прямо за моей спиной, так что я аж подпрыгнул от неожиданности…
– Чего кричишь, капитан?! Я чуть теплого в штаны не накидал!! Играем, видишь?
– Играим… А пащиму Чуй-Хунь в трусах сыдыт?!
– Невнимательный потому что! Вот и сидит… Ну, дай доиграть, последний кон остался!
– А ну пашол!! Дай я папробую!

Уйгуль-Нах прогнал Чуй-Хуня и сел на его место…
Прошло полчаса…

– Тавай ещо!
– Товарищ капитан, но у вас же уже нет ничего?
– Сущий, дарагой, – Уйгуль приобнял меня за плечи и отвел в сторонку, – как делаешь так, рассказывай да?!
– Начальник… ну как рассказать, это ж хлеб мой… Не в понятиях это – последнее у бедного гнома отбирать, – я состроил скорбное лицо и тяжело-тяжело вздохнул.
– Сущий… Расскажишь – отпущу! Не расскажищь – зарэжу! И дрюзей тваих зарежю!
– Старшак, сам знаешь… фарт – не купишь, не отнимешь… Но могу предложить кое что еще… Ты когда-нибудь инкассаторов грабил?..

На столе пропахшей потом и алкоголем каюты лежали несколько карт морей и побережий. Уйгуль пил ром, а я сидел напротив…

– …у меня подруга в порту работает, в бухгалтерии, документы транспортные оформляет. Кораблей обычно три: два пустых, на них только векселя возят, и один – настоящий, рыжьем по самые гланды грузят. Рейсы редкие, поэтому в дороге суммарный размер обычно составляет четыре – пять миллионов, плюс, если повезет, сундук-два драгоценностей. Охраны от тридцати тридцать до сорока гвардов. Понятно, броня, щиты магические. Но внешнего прикрытия не бывает…

– Бюджьет? Уйгуль заинтересованно ковырял свой волосатый пятак …

– …Небольшое финансовое вложение чтобы достать информацию: охрана, вооружение, количество бабла на борту, время, маршрут, точка морской телепортации и так далее. И одна лодка для имитации кораблекрушения. Также, вы отпускаете Мига и Василия, с их способностями наняться в охрану судна не составит труда. Они проникают на борт, ну, скажем, в качестве младших офицеров, где ждут своего часа…

Я заливал, как умел, лицо Уйгуль-Наха вытягивалось с каждой минутой. Он то порывался меня перебить, то вскакивал и бегал по каюте, а глаза его лихорадочно горели. Тролль почувствовал запах д е й с т в и т е л ь н о б о л ь ш о г о б а б л а.

– Так так, и щто дальше?!

– Далее, мы выцепляем корабль где-нибудь на выходе из телепорта с подставным кораблекрушением. Придется, пожертвовать какой-нибудь из ваших лодок, но что значит одна лодка по сравнению с горой золота на корабле?

– А если аны не остановятса?

– Куда они денутся? По-сути это обычное торговое судно, по законам моря, сам знаешь, ни один капитан не оставит утопающих. Продинамить – значит обречь себя на гнев глубин и уменьшенный процент крита до конца дней своих. Плюс к тем, кто будет терпилить бедствие – с той стороны будут Миг и Вася…

Уйгуль задумчиво кивал, прикидывая что-то в голове.

– …Пока они принимают на борт – вы выходите из сумерек и на всех веслах двигаетесь к ним с той стороны телепортатора. Все, что требуется на лодке – вывести из строя пушки… Ну, я не знаю, порох намочите, или мага зашлете, пусть все стволы в овощи попревращает… А потом… Ну потом абордаж… Это ваш конё-ёк , – я льстиво заглянул в краснущия глаза Уйгуля.

Поулыбавшись какое-то время своим мыслям, он посмотрел на меня и злобно прищурился… А если золота там нэ будэт?.. Щто тогда?

– Тогда…Тогда у вас есть для меня три замечательных реи…

Неделей раньше.

Сколько нам тут еще торчать-то?, – я мыслил вслух. Василий ковырялся в ухе и заплетал косички в бороде. Миг уже некоторое время копался в сумке, то и дело подмигивая себе лиловым эльфийским глазом.
Я продолжал в никуда изрекать рождающиеся вопросы – А кто виноват?… А что делать?.. А … Что он там ищет?
– Слабительное, – пробурчал занятый своими дредами Вася.
– Слабительное? А что? Нафиг ему слабительное?
– Друид.
– Друид. Понятно…
– …
– А какая связь?!
– Мы зимой на троггов в Дан Мороге пошли. Миг в медведя по запарке перекинулся…. Ну и заснул, зима ж. В спячку натурально впал, пришлось его там и оставить до весны, в берлоге.
– Вася, дружище! Братан! Старина… А при чем тут слабительное?
– Ну ты че, про запоры медвежьи после спячки не слышал? 3 месяца человек не срал, понимаешь? Очко как камень!

Видимо мы говорили уже очень громко, потому что Миг трагически закусил губу и с еще большим остервенением стал рыться в сумке, при этом он стал выставлять кучу склянок на пол. У Мига было много всяких травок, склянок. Я взял посмотреть фиолетовое зелье «АнтиГвард», на этикетке значилось: Requires Level 18, Use:снижает выхлоп на 0,5 промилле. – О, а это что? Зенафепам? Миг взял в руку лежащий рядом пузырек, – Ага, но дать не могу, соулбондед, по рецепту тока… Я немножко огорчился, что транков напоследочек жизни не сожру, но в следующую секунду меня осенило… – Слухай, Миг…, а эликсиры, ну, чтобы под водой дышать…?

Миг огорченно покачал головой, – Я уже думал об этом. эликсиров нету, могу конечно приготовить… Но нужен Ichor of Undead и два фиолетовых Лотуса. А где их взять, мы в жопе мира на корабле у носатых…. Да где это долбаный Пурген?!

У пиратов. Неделя четвертая.

Всю дорогу, отвисая в каюте Уйгуль-Наха за планированием операции “Sea Инкассатор”, я успел изучить не только большущий бородавчатый нос капитана, но и содержимое его личного мини-бара. Абсент «Гной Бессмертного» я нашел на верхней полке рядом с бутылкой напитка, в простонародье зовущегося «Три элитных топора». И какая удача, что там же, в баре, стояло полбутылки настойки на Фиолетовых Лотусах… Пьяный капитан то и дело отлучался на дальняк, в это время я аккуратно переливал содержимое бутылок в склянки, которые мне дал друид.

Через несколько дней зелье было готово! Единственный минус: половины бутылки Лотусов хватило только на одну порцию напитка… Поэтому в плане операции был придуман момент с освобождением Мига и Василия под мою ответственность, то бишь под залог моей головы.

Но все пошло совсем по-другому сценарию: Уйгуль-Нах отказался освобождать Мига и Василия, справедливо рассудив, что попади они на корабль – еще не известно с кем бы стали биться эти двое: с охраной или нападающими? Более того, накануне операции, когда мы были на стоянке у острова Пиратов, он приказал отвести их в хижину на берегу.

– Друзья тываи посидят на острове, деваться им отсуда некуда, а трое вас на корабле во виремя апирации – слищком многа. Ты отправишься с нами, и помни, чуть что – до твой кадык я доберусь в первую очередь. И не вздумай бежать, оставим в подыхать в воде.
Все. Завтра отпиравляемся! Всем спать!

Many more games will be broadcast on NBC’s digital platform. “This new agreement with NBC Sports Group is an historic milestone for us,” McCafferty said cheap oakleys when it was announced. He also spliced the dinosaur DNA with frog DNA. Sounds fine, except that after discovering hatched dinosaur eggs in the wild, it took Allen Grant five seconds to figure out that certain species of frog can spontaneously change sex in the absence of a mate.. Your toes will do just a little bit to help balance. When squatting down, you’re going to drop to where your mobility allows you to. Consistent with this, dopa decarboxylase was significantly elevated by 1.33 fold. Additionally, genes encoding for receptors (or receptor subunits) for several neurotransmitters that are known to impact on LC activity were also more highly expressed in the WKY strain, including the metabotropic glutamate receptor 1, the GABA A1 subunit, and cannabinoid receptor 1. Nowhere is this more evident than the prerogative, which literally gave them permission to “cut and leave.” Basically, they could straight up murder someone for Wholesale Jerseys little to no reason. It was justifiable punishment for acts such as, fake oakleys surliness, discourtesy, and . Likewise, in real life sometimes you meet people that you immediately distrust something about their faces just makes them look like shady characters. Maybe it’s the way he’s standing in a dark alley, Replica Oakleys bedecked in a trench coat with the collar pulled up while pointing a gun at your skull. If logistically possible, leave a handful of clues around the area, ending the hunt at the team home stadium. Present him with the tickets while at the stadium. Those innovative names along with creative marketing have improved the bottom line for many teams. Last year more than 42 million people attended games in the minors. Cheap china Jerseys Add the number of wins and losses for each team to determine the total number of games played. Then take the number of wins a specific team has an divide it by the number of games played. FILE In this Feb. 25, fake oakleys 2016, file photo, San Diego Chargers general manager Tom Telesco speaks during a news conference at the NFL football scouting combine in Indianapolis. Let’s walk through it and show what it looks like (video demo). When he swims that move you’re coming in hard to the ribs, going up, use his arm and his leverage and take him out of the play. Football Ferns officials are making strenuous efforts to have the red card handed out to captain Abby Erceg today overturned.Erceg, New Zealand’s most capped player, was bizarrely sent off by Zambian referee Gladys Lengwe three minutes from time before they hung on to win 1 0 against Colombia, and stay alive in the Olympic tournament.They will almost certainly have to beat world No 3 France in their final group G match to make the quarter finals.Erceg and Colombian cheap jerseys player Tatiana Ariza were challenging for a loose ball bouncing away to the right of the New Zealand penalty area. The players’ arms became briefly entangled before Ariza theratrically flung herself to the ground.To the amazement of the New Zealand players, Lengwe pulled out a red card.

Leave a Reply