Это ктой-та к нам приехал?

Телефонный звонок разбудил меня в восемь утра. Cheap Jordan Shoes В субботу.
– Доча… – Печально сказала телефонная трубка материнским голосом, и замолчала.
– Не пугай меня, мать. – Я сразу проснулась. Нормальные матери никогда не звонят в субботу, в восемь утра, без большого важного повода. – Что случилось?
– Радость большая случилась. – Голос мамы стал ещё печальней, чем был. – К тебе едет Васёк.
– Какой Васёк?! – Я поняла, что на меня свалилось щастье, но ещё не оценила его реальных размеров. – Трубачёв с товарищами?
Мама, вероятно, запамятовала о существовании одноимённой книжки децкого писателя Валентина Осеева, и поспешила меня успокоить:
– Нет, Васёк Кургузов. Один. Без товарищей. Правда, здорово?
– Это ахуеть как прекрасно. Я щастлива. Знать бы ещё что такое Васёк…
– Лида! – Мама попыталась возмутиться, но голос у неё оставался печальным, и возмущение получилось неестественным: – Вася – сын тёти Тани!
В голосе матери отчётливо слышался теперь укор, но о том, что такое «Вася – сын тёти Тани» я знала ещё меньше чем о «Васе Кургузове». Признавать это было стыдно.
– Ах, Васёк… – Я сделала вид, что конечно же вспомнила Васька, но тут же переспросила: – Какая тётя Таня?
Трубка ещё три минуты гневно ругалась на меня материнским голосом, а потом послала в мою барабанную перепонку серию коротких гудков.

В общем, у меня теперь был повод для щастья и радости. Ко мне едет Васёк. Васёк Кургузов. Сын Тёти buff Тани из Могилёва. cheap jerseys Когда-то, лет сорок назад, моя мама отдыхала в пионерском лагере, и играла в весёлые пионерские игрища с девочкой Татьяной. Вместе с ней мама прыгала в мешках, бегала стометровку, держа в руке столовую ложку с сырым яйцом, и пела «Взвейтесь кострами» – в общем, оттопыривалась по-пионерски. После окончания смены девочка Татьяна уехала в свой Могилёв, и начала писать моей маме трогательные письма, начинающихся со слов: «С пионерским приветом пишет тебе Таня из совецкой республики Белоруссия». Второй раз подруги увиделись лет через тридцать, когда девочка Таня из Могилёва родила подряд две двойни от белорусского мужчины-алкоголика, и все четверо её отпрысков успели вырасти и наглухо спиться. Младшую двойню звали Витёк и Васёк, и мне, откровенно говоря, было на них сильно похуй, потому что оба они были страшные как голод, и первая их фраза при виде меня была «У тебя деньги есть?» Собственно, этим мне Васёк и запомнился. И вот теперь он едет ко мне в гости. Почему ко мне? На этот вопрос мама тоже ответила. Васёк едет не один. Он едет с мамой, папой, братом и двумя сёстрами. И вся эта гоп-компания у мамы в квартире, конечно же, не помещалась. Поэтому Васька было решено расквартировать у меня дома.
Я немного подумала, а потом перезвонила маме:
– Мама, а тебе не кажется, что логичнее было поселить у меня девочку? – Задала я маме коварный вопрос.
– Подумала. – В голосе мама всё ещё слышался укор. – Подумала. Васёк – парень неплохой. Да что там неплохой – он ого-го какой парень. Такой тебе и нужен. И ты Васе нравишься. Пусть у тебя поживёт, приглядитесь друг к другу получше…
После этих слов я забыла о вежливости и заорала:
– Ну, во-первых, Васино «ого-го» можешь оставить себе, у меня и поогогошнее есть, во-вторых, я не custom jerseys старый пидор, чтобы кидаться на тощих рахитов-алкоголиков, и в-третьих, я в рот ебала всю эту узбекскую пиздобратию, вместе с твоей тётей Таней! Никаких Васьков мне тут не нужно, ясно?!
– Ясно. – Тихо ответила мама, и положила трубку.
На минуту мне стало стыдно, а потом это прошло. Вот уж радость какая, блять. Васёк. Кургузов. Нравлюсь я ему. Не иначе, тётя Таня моей маме в уши поссала. Надо ж ей своих упырей пристроить в Москве. С тётей Таней мы разошлись во мнениях лет пять назад, когда в ответ на её реплику: «Ты неправильно воспитываешь своего сына, это тебе говорю я – мать четверых детей», я ответила: «Мать четверых алкашей, дура ты ебанутая». После чего тётя Таня стала изрыгать на меня всяческие проклятия, параллельно ставя мне в пример своих дочерей, одна из которых в этот момент пила шестнадцатую рюмку водки. Мне эти проклятия не понравились, и я побила мамину пионерскую подругу двумя крышками от кастрюль. Тётя Таня, помнится, опечалилась, пожелала мне скорейшей гибели от венерических болезней, получила от меня в ответ увесистый поджопник, и с тех пор мы с ней больше не виделись. Равно как и с членами её семьи. Воспоминания накатили на меня волной, я вдруг остро пожалела своего папу. Ведь папа мой ни в чём не виноват. А теперь ему предстоит минимум две недели (на меньший срок семейство Кургузовых никогда не приезжало) жить среди шести алкоголиков. Даже для папы это было многовато. Папа у меня один, и я, как его дочь, обязана позаботиться о сохранении его душевного равновесия.
В общем, я для себя решила, что папу надо непременно забрать к себе, и с этими благими намерениями снова заснула.
Проснулась я около трёх часов дня, нарядилась-накрасилась, и вся такая фильдеперсовая пошла выручать из беды отца.
Дверь родителькой квартиры открыл мне сам папа. Ибо он был единственным из всех, находящихся в данный момент в его доме, кто был задания способен услышать дверной звонок, и открыть дверь.
– Приехали? – Шёпотом спросила я папу.
Папа обречённо кивнул.
– Чо мать? – Уточнила я.
– Поллитра валерьянки. Спит.
– А уроды? – Я оценивала обстановку.
– Жрут спирт.
– Одевайся. – Я потянула папу за рукав.
– Не могу. – Папа твёрдо оторвал мою руку от его рукава. – Хату выставят. А мать на органы сдадут.
– Я войду.
Папа отступил. Он сам меня воспитывал, и знал каждое моё действие наперёд. Препятствовать мне сейчас было опасно.
В родном доме пахло носками, валерьянкой, алкоголем и зелёным луком. Прекрасный букет.
На папином диване лежал незнакомый мужик, развратно шевеля жёлтыми пятками, выглядывающими из разноцветных дырявых носков, и лениво щёлкал пультом от телевизора. В маминой комнате стояли клетчатые баулы, из которых торчали серые валенки и два лошадиных копыта. На кресле, накрытая газетой «Могилёвские новости», на которой проступали жирные пятна, безмятежно спала моя мама, источая сильный запах валерьянки. В бывшей моей комнате, разложив на кровати лук, буханку хлеба и три солёных помидора, возлегали тётя Таня со своими карапузами, и жрали хань из хрустальных фужеров, подаренных мне мамой на мою свадьбу.
В глазах у меня потемнело, и от переизбытка чувств я стала заваливаться на папу. Крепкое отцовское плечо не дало мне упасть на пол, а папин голос сзади подытожил:
– Три недели.
Голосом Никиты Джигурды я сказала только два слова:
– Хуй. Одевайся.
Папа не рискнул со мной спорить, и исчез. А я вошла в комнату.
– Приехали? – Риторически поинтересовалась я, выкидывая в окно лук и помидоры.
– Ы. – Ответил Васёк. Или Витёк. Хуй их разберёшь – они на одно ебало.
– Приезжайте к нам ещё. – Вежливо продолжила я, аккуратно извлекая из рук тёти Тани фужер с надписью «Совет да любовь». – Лет через семьдесят. Раньше не надо. Я ещё буду крепка и сильна. И вырву discount oakley всем вам ноги.
На этом моё спокойствие, вызванное шоком, благополучно закончилось, и я заорала:
– Я вырву всем вам ваши ебучие сраные ноги, вырву вместе с вонючими носками, которыми вы, бляди, навоняли на всю мою квартиру! Я вколочу вам в jordans for sale cheap jerseys глотки ваши валенки и копыта, а жопы вам навтыкаю останки вашего папы, которого я прям щас отправлюсь рвать на куски зубами! Я сложу вас в ваши баулы, а мой папа принесёт мне с работы пятьдесят кило цемента. Мой папа строитель, он умеет красть цемент со стройки так, чтобы его не поймали, и он украдёт его. Для меня. И поможет мне сделать в тазу раствор. Который я напихаю вам во все отверстия, и ещё останется литров сорок, чтобы полностью наполнить ваши ебучие авоськи, в которых будете лежать вы! После этого мы с моим папой – а он крепкий мужик, он на стройке работает – допинаем ваши авоськи до Яузы, и кинем вас в реку. С обрыва. И похуй, что там нет никакого обрыва – я клянусь, он там появится. Если. Вы. Через минуту. Не съебётесь. Отсюда. НАХУЙ!!!!
На этом месте у меня временно закончился словарный запас, и я услышала как хлопнула входная дверь. Оглянувшись назад, я увидела открытый папин рот, и сделала вывод, что из квартиры съебался вовсе не он. Поняли это и жители Белоруссии.
– У нас билеты на семнадцатое число… – Проблеяла то ли Оля, то ли Лена – тоже хуй поймёшь, они на одну синюю рожу, но тут же увидела как покраснело моё лицо, и исправилась: – Но мы можем их поменять.
Я сделала шаг в сторону, освобождая дверной проём, и тихо сказала:
– Пошли нахуй!
Ещё никогда я не видела, чтобы нахуй шли так слаженно, в ногу, и так быстро.
Через три минуты входная дверь хлопнула ещё один раз, и в квартире остались я, мама, папа, и запах носков.
Я повернулась к отцу:
– Я вот только одного не пойму: ты чо, не мужик, что ли?
Папа испуганно сделал шаг назад, и упёрся спиной в шкаф. Дочь он воспитывал сам лично, поэтому знал, что сейчас будет.
– Какого хуя, спрашивается, я должна приходить к вам, выгонять этих упырей, спасать свой богемский хрусталь, и надрывать свой прекрасный голос?!
Папа закрыл глаза.
– Какого хуя это делаю я?! Ты! – Мой палец упёрся в папину грудь. – Ты меня учил стоять за себя, учил не позволять садиться себе на шею, учил… Да ты меня дохуя чему учил! Так почему я должна бросать свои дела, и бежать к вам, чтобы выставить из вашей хаты шестерых cheap nba jerseys мудаков?!
Папа открыл глаза, и буднично ответил:
– Потому и учил. Чтоб пришла, и постояла. Водку Cheap NFL Jerseys будешь?
Я посмотрела на папу, и выдохнула:
– Давай.
– Матери-то чо скажем? – Папа полез в холодильник, и достал оттуда бутылку водки. – Рюмки на кухне. Сполосни.
– А ничо не скажем. – Я зашла на кухню, и достала из шкафчика две рюмки. – Щас выпьем, и ко мне пойдём. Колбаски порежь.
– Не, я к тебе не пойду. – Папа принял от меня рюмку, и приподнял её: – За тебя.
Ray Ban Sunglasses Ага. – Рюмки со звоном соприкоснулись. – Точно не пойдёшь?
Папа сунул в рот кружок колбасы, и машинально вытер бороду:
– Точно не пойду. Кому-то надо телефоны попрятать. Мать скоро проснётся. Ты же хочешь провести этот вечер спокойно?
– Спасибо, пап. – Я посмотрела на бутылку, завинтила обратно пробку, и убрала водку обратно в холодильник. – Я это… Всё правильно сделала?
Папа отвернулся к окну, и в отражении стекла я увидела, что он улыбается.
Наклонившись, я поцеловала отца в щёку, и через полминуты входная дверь хлопнула в третий раз.
Телефонный звонок разбудил меня в восемь утра. В воскресенье.
– Доча… – Печально сказала телефонная трубка материнским голосом, и замолчала.
– Что случилось? – Кисло спросила я. Партизан из папы хуёвый. Не мог телефон получше спрятать.
– Радость большая случилась. – Голос мамы стал ещё печальней, чем был. – К тебе едет дядя Алик с Урала…

© Мама Стифлера

Just be together. In the process of being together a lot, many surprises come along to make the time enjoyable as well.. They are amazingly goal driven and will go through any lengths to improve their track record.No wonder a lot of people look up to them as heroes! Even if you’re not an <a nba jerseys sales href=”http://www.cheapraybans2013.com/” target=”_blank”>ray bans sale athlete, their words will give you a sense of renewed hope, a burning desire to win, and the force you need for inspiration.If you find yourself in need of extra motivation, look no further. Wholesale NFL Jerseys Here are some of the most powerful sports motivational quotes from athletes who know just what they’re talking about.1) “Success is about having, excellence is about being. So, an official handles the ball prior to every snap, which accounted for a ball being taken out of play at the start of the third quarter, with the Patriots offense on the field and leading the Colts, 17 7. If that was indeed the incident to which Kravitz’s source fake oakleys is referring to, perhaps it’s just to make a mental note that the Patriots scored cheap football jerseys 28 unanswered points from that point cheap nfl jerseys forward. Takes a courageous person to move us forward, and Lacy was that person, said the Jills’ attorney, Frank Dolce. Was a motivating moral compass for our plaintiffs. If falling endlessly in a dream can be equated with succumbing to sexual desire by such an influential psychologist, it seems that any interpretation of a dream could have at least a little credibility. Top psychology schools do not often give much credence to the art of dream interpretation, wholesale nfl jerseys but many psychologists have found dreams to be key to understanding the human psyche.. And what I do is I fold the corners that I don’t need and file it down a little bit. This keeps the grip tape from coming off the top of the deck. Hamburgers, hot dogs, chips and salsa are usually favorites for the warmer beginnings of football season. When it starts to get colder we bring out our crock pots and start bring chili and soups. 28): It is just a reflection of the greedy athletes they came out to see. Giant fan, and as a kid even had season seats at Yankee Stadium. From the oddsmakers’ perspective, the underdog starts the game with a 5 0 lead and the favored team starts with a 0 5 deficit. If you bet on the favored team and it wins by only four points, it doesn’t cover the spread and you lose. NDS revenue increased over 50% driven by the Sims 2 Pets, slightly offsetting the decline in GBA. PC revenue was $218 million, up 47% driven by the Sims 2 Pets and the Sims 2.. As for you, you cheap oakleys sunglasses could get some methadone, but if you really need it, the doctors will just straight up give you heroin for your trouble. You see, some addiction treatment centers give out medical heroin to addicts who don’t respond to methadone, with the idea of keeping them safe and off the streets while simultaneously weaning them off of the china white dragon..

Leave a Reply